Муниципальное казенное учреждение культуры
«Калачевская межпоселенческая центральная библиотека»

Режим работы:


Библиотека работает ежедневно с 8:00 до 18:00
без перерыва на обед
в субботу с 9:00 до 18:00
воскресенье – выходной

Свежий ветер

27.03.2024

Дорогие друзья, предлагаем вам поделиться своими рассуждениями относительно Личного мнения художника. Ваши комментарии ждет калачевский художник Шеремет Иван Михайлович.

Я несколько раз писал о противоречивых высказываниях как о художниках и их работах, так в целом об искусстве. И был огорчен высказыванием о Репине, что он не относился к художникам – передвижникам, а сами передвижники ничего не внесли в русское искусство. И это высказывание было на самом высоком уровне. И все-таки мир не без добрых людей, правда восторжествовала, и все встало на свои места, как было и раньше. И вот читаю правдивое высказывание директора Третьяковской галереи Проничевой Елены Владимировны, что передвижники навсегда. Она  рассказала о планируемых проектах от Калининграда до Владивостока. Нет, не подумайте, что будут выставлены репродукции. А настоящие живые картины, от которых идет дух того времени. Самыми посещаемыми выставками стали ретроспективы в Новой Третьяковке Николая Рериха и Алексея Боголюбова. Но главной темой стали планы на 2024 год. Третьяковка откроет три новых площадки. Одну в Москве на Кадашевской набережной осенью. Проект с названием «Передвижники» напомнит, что именно картины и графика «передвижников» составили первоначальное ядро коллекции Павла Михайловича Третьякова. Тогда и Перов, и Крамской, и Куинджи, и Саврасов, и Шишкин, и Репин, и Суриков еще не были классиками, а были художниками бунтарями, которые отказались выставляться в залах Академии Художеств, создали свою альтернативную систему показа и продаж работ. Они показывали свои картины на передвижных выставках в разных городах России. Покупателями стали не царские особы, а московский купец. В то время была мода иметь картины, но не репродукции как имеет место сейчас. Третьяковская галерея откроет весной свой филиал в Самаре. Эта выставка посвящена еде. Проект «На вкус и цвет» гурманов встретят произведения Павла Федотова, Бориса Кустоднева, Кузьмы Петрова – Водкина, Зинаиды Серебряковой, Натальи Гончаровой и Ильи Машкова. Всего 130 произведений. Другой громкой «премьерой» года обещает стать открытие филиала Третьяковки в Калининграде. Новое здание площадью 17000 кв.м. уже построено и откроется весной. Первая выставка «Пять веков русского творчества», судя по названию, тянет на блокбастер. Иконопись XVI – XVIII вв, портреты Боровиковского, пейзажи Щедрина, авангард. Проект выстраивает историю отечественного искусства и дает представление об уникальной коллекции Третьяковской галереи. Будет финал на Орлиной сопке во Владивостоке, но не раньше 2025 г. «Академия художеств есть вещь прошедшего столетия, ее основали уставшие изобретать итальянцы. Они хотели этой мыслью воздвигнуть опять художество на степень высокую, но не создали ни одного гения о сю пору»,- сказал .Александр Иванов. Накануне столетия императорской Академии художеств в Санкт-Петербурге четырнадцать учеников взбунтовались, отказавшись участвовать в конкурсе на большую золотую медаль, вице-президент академии князь Гагарин попросил начальника Третьего отделения собственной его Величества канцелярии князя Долгорукова сделать так, чтобы в газетах и журналах ничего не писали об этом. Просьба была удовлетворена. Четырнадцать учеников академии приглашены были на утро в правление, чтобы выслушать программу конкурса на большую золотую медаль. Эти люди были в цветущем возрасте двадцати трех- двадцати шести лет, лучщие из лучщих. Каждый из них получил за годы учебы две серебряные медали и малую золотую. В эти торжественные минуты они выглядели озабоченными и усталыми, они стояли в молчании перед высокой и тяжелой дверью конференц–зала, ожидая вызова. Наконец дверь распахнулась, они вошли один за другим и остановились в правом углу. Князь Григорий Григорьевич Гагарин, генерал и вице-президент академии, блестящий рисовальщик и акварелист, любитель и знаток византийских икон, орнамента, поднялся с бумагою в руке и стал читать. Ученики хмуро слушали. Один из четырнадцати, худощавый и бледный, с негустой бородкой и глубоко посаженными пристальными глазами на скуластом лице, вдруг отделился и вышел вперед навстречу ректору. Бруни остановился в недоумении. «Просим позволения сказать перед советом несколько слов. Мы подавали дважды прошение, но совет не нашел возможным выполнить нашу просьбу. И просим нас освободить от участия в конкурсе и выдать нам дипломы на звание свободных художников. Все», – ответил вышедший вперед. Он решительно направился к двери. За ним двинулись остальные.  Выйдя из конференц-зала в канцелярию, каждый подал прошение с текстом: «По домашним обстоятельствам не могу продолжить учебу». Прошение говорившего от имени всех перед советом было подписано «И.Н. Крамской». Все, что происходило в то трудное время для передвижников, описать невозможно = получится целая книга. «Когда все прошения были отданы, – вспоминал четверть века спустя Крамской, – я почувствовал себя наконец на этой страшной свободе, к которой мы так жадно стремились». «В 1863 году раздался громовой удар, и атмосфера русского искусства очистилась. Горсточка молодых художников, бедная, беспомощная, слабая, совершила вдруг такое дело, которое было в пору только великанам и силачам. Она перевернула вверх дном все прежние порядки и сбросила с себя вековые капканы. Это была заря нового искусства», — отмечал тогда В. Стасов